Роснано продолжает скупать фармацевтические компании россии

«НоваМедика», портфельная компания РОСНАНО, заключила крупнейший в фармотрасли СПИК на создание с нуля фармацевтического производства

Российская фармацевтическая компания «НоваМедика» (инвестиционный проект РОСНАНО), Минпромторг и Калужская область заключили специальный инвестиционный контракт (СПИК).

Документ подписали министр Министерства промышленности и торговли Денис Мантуров, губернатор Калужской области Анатолий Артамонов и генеральный директор НоваМедики Александр Кузин.

На церемонии присутствовали заместитель председателя Правительства Российской Федерации Аркадий Дворкович и председатель правления УК «РОСНАНО» Анатолий Чубайс.

СПИК предусматривает создание с нулевого цикла в Калужской области завода по производству стерильных инъекционных лекарственных форм. В рамках его реализации НоваМедика вложит в создание завода более 3 млрд рублей. Это самый крупный СПИК на сегодня в российской фарминдустрии по объему инвестиций.

На фото (слева направо): губернатор Калужской области Анатолий Артамонов, заместитель председателя Правительства Российской Федерации Аркадий Дворкович, председатель правления УК «РОСНАНО» Анатолий Чубайс, глава Министерства промышленности и торговли Денис Мантуров, генеральный директор «НоваМедики» Александр Кузин
Фотограф: Дмитрий Терновой

Современный фармацевтический комплекс НоваМедики будет построен в Индустриальном парке «Ворсино» Калужской области. На его площадях будет локализован большой портфель жизненно важных препаратов стратегического партнера НоваМедики — компании Pfizer, а также будут производиться препараты, разработанные в рамках собственной R&D-программы НоваМедики.

Завод будет создан в полном соответствии с самыми строгими международными и российскими стандартами качества, включая европейские правила надлежащей производственной практики (GMP EU). В будущем это позволит НоваМедике экспортировать часть произведенной продукции на международные рынки, что является одним из условий данного СПИК.

В рамках реализации инвестиционного проекта компания создаст около 300 высокотехнологичных рабочих мест.

«Это уже пятый СПИК в российской фармацевтической промышленности — таким образом мы развиваем компетенции по очень широкому кругу терапевтических областей. — отметил Министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров.

 — Планируются к локализации уникальные препараты, не имеющие аналогов, что фактически делает Российскую Федерацию как минимум второй мировой производственной площадкой».

По словам главы Минпромторга России, на заводе будут производиться социально значимые лекарства, востребованные в российских клиниках.

Это инъекционные препараты для лечения онкологических заболеваний, в том числе, у детей, лекарственные препараты для общей анестезии, кровоостанавливающие препараты, лекарства для лечения воспалительных заболеваний, а также тяжелых бактериальных и грибковых инфекций.

«Реализация инвестиционного проекта НоваМедики позволит существенно увеличить доступность для российских пациентов современных, эффективных и безопасных лекарственных препаратов, большинство из которых входит в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, цены на которые регулируются государством» — заключил министр.

«СПИК с НоваМедикой — второй в рамках Калужского фармкластера. Для нас очевидно, что этот инструмент является эффективной мерой поддержки инвесторов в реализации перспективных проектов, подтверждает ответственное отношение властей региона к деловым партнерам и укрепляет наше взаимовыгодное сотрудничество.

Важно, что в результате это благоприятно отразится на локализации инноваций в нашем регионе, увеличит объемы производства востребованной продукции, налоговые отчисления, а также позволит создать новые, в том числе высокотехнологичные рабочие места», — сказал губернатор Калужской области Анатолий Артамонов.

«Наша портфельная компания „НоваМедика“ не только дистрибутирует препараты западных партнеров, но и инвестирует в создание инноваций, построив и открыв в Москве собственный R&D-центр.

Следующий логичный шаг — создание локального суперсовременного производства, где будут производиться и собственные препараты, и лекарства из портфеля партнера НоваМедики — компании Pfizer.

Важно, что 20% от всей производимой на заводе биотехнологической продукции будет экспортироваться, как это предусмотрено условием СПИК», — заявил председатель правления УК «РОСНАНО» и председатель совета директоров «НоваМедики» Анатолий Чубайс.

«Российское государство создает действенные инструменты для активизации трансфера в Россию зарубежных фармацевтических технологий.

С помощью большого опыта, знаний и инвестиций наших акционеров и наших стратегического партнера — компании Pfizer, а также тех возможностей, которые нам дает государство, мы создаем завод, который задаст новые высокие стандарты локализации в России зарубежных фармацевтических инноваций», — сказал генеральный директор НоваМедики Александр Кузин.

По данным Минпромторга РФ, всего в рамках реализации специнвестконтрактов, с учетом СПИКа НоваМедики, в российскую фармацевтическую промышленность привлечено свыше 9,3 млрд рублей инвестиций.

Источник: http://www.rusnano.com/about/press-centre/news/20180307-rosnano-novamedika-zaklyuchila-spik-na-sozdanie-farmproizvodstva

Анатолий Чубайс потратил 311 миллионов долларов на несуществующую мазь

Госкорпорация «Роснано» создавалась для продвижения в России высоких технологий, наноиндустрии и новых производств. Ее чистый убыток за 2017 год превысил 5 млрд рублей, в предыдущие годы он был намного больше. С 2007 года господдержка этой госкорпорации составила около 400 млрд рублей.

Но госкорпорация «Роснано» планово убыточное предприятие. Как говорят ее руководители, вложения в новые проекты всегда рискованны. А если не рисковать и избегать потерь, никаких инноваций не будет.

Проблема в том, что взгляды на инновации у всех разные.

И по поводу инвестиций госкорпорации нередко возникают вопросы.

В «Панамском досье» есть данные о том, как топ-менеджер «Роснано» отрекомендовал своего знакомого мальтийскому банку.

Офшорная фирма этого знакомого должна была открыть там счет и заработать на распространении инновационной мази, в разработку которой «Роснано» вложила миллионы долларов.

Любопытно, что ранее клинические исследования показали, что мазь хоть и безвредна, но мало отличается от вещества без явных лечебных свойств — ​то есть пустышки.

В сентябре 2011 года «Роснано» и британский инвестфонд Celtic Pharma создали совместное предприятие Pro Bono Bio (РВВ) со штаб-квартирами в Москве и в Лондоне для производства инновационных лекарств. «Роснано» планировала вложить в него 300 млн долларов (около 19 млрд рублей) и получить чуть меньше 50% предприятия.

По такому поводу высказался даже тогдашний премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон. Он назвал проект «блестящим примером британо-российского сотрудничества в области научных исследований и разработок».

На следующий день после выпуска пресс-релиза в Великобритании хотели начать продажи первого препарата компании — ​наномази Flexiseq для облегчения симптомов артрита. Затем на рынок планировалось выпустить препараты от экземы и псориаза. А впоследствии — ​антигены для лечения гематологических заболеваний и антибиотики нового поколения.

Поскольку задача «Роснано» — ​развивать новые производства в России, компания Pro Bono Bio должна была в течение года заказать производство медицинских препаратов российским предприятиям.

В дальнейшем, совместно с «Роснано», планировалось построить фармацевтический завод. По крайней мере, об этом говорилось в сообщении для прессы.

Там же уточнялось, что цена на инновационную мазь в России будет в два раза меньше, чем в Европе.

Волшебное снадобье

Старт продаж наномази в Великобритании в 2011 году не состоялся. Судя по отчетам группы РВВ, на британский рынок мазь вышла намного позже.

В январе 2014 года появился пресс-релиз о том, что «Pro Bono Bio начинает продажи инновационного препарата в Великобритании».

Дэвид Кэмерон вновь не остался в стороне и мазь похвалил: «Очень хорошо, что сегодня, менее чем через три года, первый препарат компании выходит в продажу и сможет облегчить жизнь 9 миллионов больных остеоартрозом в Великобритании».

Между тем инновационная мазь сертифицируется как «медицинское изделие». Это не лекарство. Вместо действующего вещества в нем используются «фосфолипидные наночастицы», которые призваны помочь больному.

До совместного проекта с российской госкорпорацией Celtic Pharma пыталась привлечь к продвижению мази как лидеров фарминдустрии (включая AstraZeneka, Pfizer и GlaxoSmithKline), так и небольшие компании.

Но инновационный препарат не вызвал у них интереса.

Несмотря на расширение географии продаж мази (сегодня — ​около двух десятков стран), доходы от них продолжают падать (см. инфографику). В надежде внести наномазь в список рецептурных препаратов, за которые полагалась бы денежная компенсация, PBB несколько лет платила за клинические испытания.

Исследование подтвердило безопасность мази, «однако основная цель — ​статистически достоверное снижение болезненности по сравнению с контрольной группой, принимавшей плацебо, — ​не была достигнута», — ​говорится в отчете PBB.

И, например, на американском рынке, на который делали особую ставку, она не смогла получить лицензию.

Что касается России, то мазь можно купить только в интернете за 3000 рублей, доставка — ​«авиакурьером со склада в Берлине». Ни контрактного производства, ни завода за шесть лет не появилось. Но в «Роснано» не отчаиваются.

«Роснано» планомерно реализует стратегию по выводу инновационного препарата на российский рынок. В 2017 году Pro Bono Bio подписала соглашение с одной из крупнейших в России фармацевтических компаний о продвижении продукта на рынке после завершения регистрации.

Соглашение предусматривает дальнейшее производство продукта в России на мощностях данной компании в полном соответствии с международными стандартами качества GMP.

Мы ожидаем, что до конца 2018 года Flexiseq пройдет необходимые этапы регистрации в России и в кратчайшие сроки будет доступен на аптечных полках», — ​заявили в «Роснано». Примерно таким же был пресс-релиз компании в 2011 году.

Кто пытался заработать

В «Панамском досье» среди потенциальных продавцов наномази «Новая газета» обнаружила знакомого одного из топ-менеджеров «Роснано».

В документах юридической компании Mossack Fonseca (MF), которые стали доступны благодаря немецкой газете Suddeutsche Zeitung и Международному консорциуму журналистов-расследователей (ICIJ), есть данные о мальтийской Milanco Trading Limited.

Она была создана в 2014 году «для российского клиента», чтобы продавать наномазь в нескольких европейских странах. Фирма действительно упоминалась среди организаций, с которыми у PBB заключено партнерское соглашение о распространении продукции. В частности, Milancо получала право распространять препараты на территории Италии.

В «Панамском досье» есть данные и о том, сколько Milanco планировала зарабатывать: она хотела покупать препараты у PBB за 8,5 евро и продавать за 13,5 евро.

Из этих 5 евро фирма намеревалась платить 2 евро в адрес Digital Marketing Dubai («за различные услуги»), еще 1,5 евро — ​в адрес неназванного офшора («за то, что компания представила нас PBB и помогла получить эксклюзивность с Flexiseq») и только 1,5 евро оставлять себе.

Конечным владельцем Milanco в файлах MF назван Сергей Балашов из подмосковного Краснознаменска. Он много лет прослужил в Космических войсках, стал полковником. К середине двухтысячных ушел в отставку и с тех пор работает инженером в компаниях, поставляющих различное оборудование. Какое отношение он мог иметь к офшору и распространению мази?

В прошлом Балашов учился в Куйбышевском авиационном институте вместе с Владимиром Ерошкиным — ​отцом одного из бывших менеджеров «Роснано» Павла Ерошкина.

До 2017 года Павел Ерошкин работал на руководящих должностях в «Роснано» и связанных с госкорпорацией предприятиях. Будучи замгендиректора «Роснано Капитал», Павел Ерошкин рассказывал журналистам о запуске PBB в 2011 году.

Он же возглавлял российские компании группы PBB и до прошлого года был директором британской PBB plc.

В телефонном разговоре Балашов подтвердил, что знаком с отцом Ерошкина. Но после вопроса о распространении мази, в которую вложилась «Роснано», связь прервалась. С тех пор связаться с Балашовым не удалось.

Документы MF свидетельствуют, что Павел Ерошкин написал для Балашова рекомендательное письмо, которое требовалось для открытия Milanco счета в мальтийском банке. В письме Ерошкин писал, что работает с Балашовым уже три года и чрезвычайно высокого о нем мнения.

Павел Ерошкин, до которого удалось дозвониться, сказал, что не понимает, «в чем смысл этих вопросов», и отказался комментировать ситуацию.

Читайте также:  Эпиген - инструкция по применению

Поучаствовать в освоении инновационных денег Milanco так и не удалось. Получив рекомендательное письмо Ерошкина, банк стал задавать вопросы — ​о планируемой деятельности Milanco, владельцах и будущих контрагентах. Ответов не последовало, и Milanco осталась без счета. В 2016 году фирма была ликвидирована, так и не начав торговать.

Азиатский подход

Среди распространителей продукции PBB есть известные аптечные сети и малоизвестные фирмы, которые вызывают вопросы.

Например, Green Park Medical Ltd из Малайзии, которая через полгода после создания заключила с PBB соглашение на дистрибуцию препаратов в Юго-Восточной Азии. И сингапурская Asiaseq Pte.

Ltd, которая на своем сайте называет себя эксклюзивным распространителем продукции PBB в регионе. Обе фирмы принадлежат одному человеку — ​Андрею Гарбузу.

Гарбуз назван «послом» группы PBB в июне 2012 года. Он продвигал инновационную мазь по всему миру: дарил ее сенегальским паломникам, а затем в Малайзии запускал азиатские продажи.

В декабре 2017 года он указал в социальной сети Linkedin свою новую должность — ​глава PBB по Азии и рынкам сбыта. Учитывая, что у госкорпорации «Роснано» есть доля в PBB, Гарбуз фактически стал менеджером одной из структур «Роснано».

На июнь 2018 года, по данным реестров, он все еще числился владельцем компаний-дистрибьюторов.

Мы созвонились с Андреем Гарбузом, но комментировать ситуацию он не захотел.

«Ситуация, в которой продукт компании продается через фирму-посредника, принадлежащую топ-менеджеру самой компании, — ​это классический конфликт интересов.

Если речь идет о частной компании, то об этом должны быть уведомлены акционеры, а сами менеджеры должны такого конфликта избегать», — ​полагает замгендиректора «Трансперенси Интернешнл Россия» Илья Шуманов.

«Если же речь идет о работнике «внучки» госкорпорации, то на нее могут распространяться нормы «антикоррупционной политики «Роснано», принятой в 2017 году. Однако она сформулирована таким образом, что дочерние и зависимые общества не принимают на себя обязательств по декларированию конфликта интересов», — ​отмечает эксперт.

Ускользающие финансы

Выяснить, сколько денег «Роснано» потратила на инновационную мазь, непросто. На сайте госкорпорации эта история отсутствует. А с 2014 года «Роснано» не указывает в годовых отчетах затраты на конкретные проекты. Но есть еще документы люксембургской компании Fonds Rusnano Capital S.A., через которую госкорпорация переводила средства.

Изначально «Роснано» планировала вложить в проект 300 млн долларов. Но получилось иначе. «Средства «Роснано» в сумме 150,0 млн долларов, перечисленные в Fonds Rusnano Capital S.A. еще в 2010 году, до настоящего времени в сферу нанотехнологий не инвестированы и продолжают оставаться на счетах Fonds Rusnano Capital S.A.», — ​говорилось в отчете Счетной палаты в 2013 году.

«Таким образом, 311,1 млн долларов США (70,7% выделенных средств), перечисленных «Роснано» в адрес Fonds Rusnano Capital S.A., не используются для целей привлечения иностранных инвестиций в совместные международные фонды нанотехнологий.

Указанные средства размещаются на депозитах в иностранных банках, а также за счет указанных средств осуществляется купля-продажа ценных бумаг различных компаний, в том числе компаний «Алроса», «Эмират Айр», «Евраз Групп» и др.

», — ​отмечали аудиторы.

Впрочем, и после заключения аудиторов 150 млн долларов оставались в отчетности компании в графе «невостребованные обязательства». В 2016-м эта графа из отчета исчезла.

«Предположение о нецелевом использовании средств не соответствует действительности», — ​возражают в пресс-службе «Роснано». Там отметили, что объем проекта Pro Bono Bio составлял 300 млн долларов. И «Роснано» должна было вкладывать деньги пропорционально вкладу партнера — ​не более 50%.

Максимальный объем инвестиций «Роснано» в проект составлял 150 млн долларов (это утверждение противоречит отчетности Fond Rosnano Capital, аудиту Счетной палаты и собственному пресс-релизу «Роснано» 2011 года).

Но зарубежному партнеру не удалось привлечь инвестиции в полном объеме, поэтому госкорпорация остановила инвестиции в проект, достигнув паритетного участия. Представитель «Роснано» подчеркнул, что госкорпорации запрещено превышать вклад партнера в соответствии с инвестиционным мандатом.

Оставшиеся средства были возвращены в «Роснано» и направлены на финансирование других инвестфондов.

Пару лет назад, дебатируя с Алексеем Навальным, глава «Роснано» Анатолий Чубайс говорил: «С меня за патенты и фундаментальную науку спрашивать не надо. С меня за заводы надо спрашивать. В том числе и за неудачные».

Заводов в России PBB так и не построила.

Но в «Роснано» опять-таки не теряют оптимизма: «Pro Bono Bio — ​пример успешной инвестиции «Роснано» в зарубежную фармацевтику с продуманной перспективой локализации уникального медицинского препарата на российском рынке. Фонд Pro Bono Bio будет полностью соответствовать стратегии «Роснано» за рубежом: создание продукта мирового уровня с последующим трансфером технологии в Россию».

СПРАВКА «НОВОЙ»

Больше денег

Все эти годы группа PBB была убыточной, а уменьшение стоимости ее активов выглядит драматически. В 2015 году ее активы оценивались в 745 млн фунтов. А в 2016-м — ​уже в 223 млн фунтов. То есть за год группа потеряла примерно 43 млрд руб.

(по нынешнему курсу). Это больше 70% всей стоимости. У группы изначально практически не было материальных активов — ​недвижимости, станков и оборудования. PBB не занималась созданием своего производства, заказывая мази стороннему производителю.

В результате все, чем располагала группа, — ​это «нематериальные активы»: лицензии, права на разработку, торговые марки и интеллектуальная собственность. Однако стоимость таких активов складывается из оценки потенциальных перспектив продукта. Если в итоге продукт не проходит клинические испытания, оказывается не интересен покупателям — ​компания получает немедленные убытки.

В 2017 году PBB оказалась на грани банкротства, поскольку не могла выплатить проценты по кредиту в 15 млн фунтов, взятому в 2015-м у канадской Knight Therapeutics. На помощь пришла «дочка» «Роснано» — ​люксембургская Fonds Rusnano Capital S.A.

Она выкупила долги у канадцев и добавила несколько миллионов от себя. В целом в 2017 году «Роснано» направила на спасение PBB более 18 млн фунтов (около 1,5 млрд рублей).

Поскольку обслуживать эти долги группа по-прежнему не могла, «Роснано» согласилась перенести 80% выплат на 2020 год.

Предоставленных «Роснано» займов хватит лишь на то, чтобы продолжать продавать мазь до конца 2019 года, говорится в отчете PBB. Все эти годы продажи мази приносят меньше, чем тратится на ее производство и административно-хозяйственные расходы. 

Источник: https://compromat.ws/anatolij-chubajs-potratil-311-millionov-dollarov-na-nesushhestvuyushhuyu-maz/

7 ключевых фармакологических компаний России

Коротко: Крупнейшие российские фармацевтические компании заработали от 15 млрд. рублей («ПАО Фармстандарт») до 182 млрд. рублей (АО НПК «Катрен») годовой выручки по итогам 2015 года.

Последние два года 2015 г. и 2016 г. российская фармацевтическая промышленность показывает заметный рост – более 20% за 2016 год по заявлению министра промышленности и торговли РФ Дениса Мантурова.

На брифинге, который состоялся в Минпромторге России, заместитель министра Сергей Цыб заявил, что лучшим доказательством роста отечественной фармотрасли является то, что американские фармацевтические гиганты возмущены: им сложно пробиться на российский рынок, так как их вытесняют крупные фармацевтические компании России. Мы проанализировали и подготовили Топ-7 крупнейших российских фармацевтических холдингов по объему выручки за 2015 год.

Фармстандарт

Публичное акционерное общество «Фармстандарт» разрабатывает и производит лекарственные препараты. За время работы разработано более 60 различных лекарств в сотрудничестве с ведущими научными центрами России.

Наиболее известные препараты компании: Фосфоглив, Пенталгин, Флюкостат, Афобазол, Комплевит и ряд других. Современные высокотехнологичные заводы компании расположены в Уфе, Курске, Томске, Москве и других городах.

Юридический адрес: Московская область, г. Долгопрудный.

Дата основания: 2004 год.

Учредители: Частная компания с ограниченной акциями ответственностью «Огмент инвестментс лимитед», зарегистрированная на Кипре.

Генеральный директор: Потапов Григорий Александрович

  • Уставный капитал: 37 792 603 руб.
  • Основные средства:  530 966 тыс. рублей
  • Выручка: 15 212 225 тыс. руб.
  • Дебиторская задолженность: 24 772 507 тыс. рублей
  • Кредиторская задолженность: 35 261 430 тыс. рублей
  • Чистая прибыль: 6 045 168 тыс. рублей
  • Чистые активы: 16 657 150 тыс. рублей
  • ИНН – 0274110679

Источники: официальный сайт: http://pharmstd.ru, выписка из ЕГРЮЛ, Росстат (данные финансовой отчетности по РСБУ за 2015 год).

Фирма Евросервис

Закрытое акционерное общество «Фирма Евросервис» – крупный российский дистрибьютор, один из лидеров продаж для госпиталей. Имеет большой опыт участия в государственных тендерах.

Юридический адрес: Москва

Дата регистрации: 1996 год

Учредители: Минин Александр Николаевич, Кузнецов Игорь Геннадьевич.

Генеральный директор: Кузнецов Игорь Геннадьевич

  • Уставный капитал: 1 000 012.86 руб.
  • Основные средства: 153 955 тыс. рублей
  • Выручка: 21 191 811
  • Дебиторская задолженность: 2 667 522 тыс. рублей
  • Кредиторская задолженность: 6 961 274 тыс. руб.
  • Чистая прибыль: 1 042 833 тыс. рублей
  • Чистые активы: 2 646 595 тыс. рублей
  • ИНН – 7731241639

Источники информации: официальный сайт: http://www.euro-service.ru/, выписка из ЕГРЮЛ, Росстат (данные финансовой отчетности по РСБУ за 2015 год).

Сиа Интернейшнл

Акционерное общество «Сиа Интернейшнл ЛТД» занимается реализацией лекарств и медицинских изделий аптекам и лечебным учреждениям.

Имеет складские комплексы в Москве и более, чем 35 городах России. Их общая площадь составляет более 200 тыс. квадратных метров.

Юридический адрес: город Москва

Дата регистрации: 1995 год

Учредители: ЗАО «Ринк», Рудинский Игорь Феликсович.

Генеральный директор: Демкин Александр Юрьевич

  • Уставный капитал: 20 000 000 рублей
  • Основные средства: 5 624 687 тыс. руб.
  • Выручка: 59 438 184 тыс. рублей
  • Дебиторская задолженность: 13 597 841 тыс. руб.
  • Кредиторская задолженность: 20 209 002 тыс. руб.
  • Чистая прибыль: -3 111 114 тыс. рублей
  • Чистые активы: 2 908 224 тыс. рублей
  • ИНН7714030099

Источники: официальный сайт: http://siamed.ru/, выписка из ЕГРЮЛ, Росстат (данные финансовой отчетности по РСБУ за 2015 год).

Р-Фарм

Акционерное общество «Р-Фарм» специализируется на высокотехнологичных лекарственных средствах. В настоящее время компания работает в направлении масштабных инвестиционных проектов.

Создает производственную базу в рамках государственной стратегии по развитию российской фармацевтической отрасли до 2020 года.

Юридический адрес: Москва

Дата регистрации: 2001 год

Учредители: Репик Алексей Евгеньевич

Генеральный директор: Игнатьев Василий Геннадьевич

  • Уставный капитал: 28 400 руб.
  • Основные средства: 2 119 636 тыс. рублей
  • Выручка: 62 204 014 тыс. рублей
  • Дебиторская задолженность: 13 435 674 тыс. руб.
  • Кредиторская задолженность: 30 682 362 тыс. рублей
  • Чистая прибыль: 8 608 010 тыс. руб.
  • Чистые активы: 24 205 818 тыс. рублей
  • ИНН – 7726311464

Источники информации: официальный сайт: http://r-pharm.com, выписка из ЕГРЮЛ, Росстат (данные финансовой отчетности по РСБУ за 2015 год).

Роста

Закрытое акционерное общество «Роста». Всего в фармацевтическую группу «Роста» входят 4 компании: «Роста» (занимается дистрибуцией лекарственных средств), «Роста-маркетинг» (трейд-маркетинг), «Радуга Продакшн» (завод по производству твердых лекарственных средств), Объединенная аптечная сеть, которая включает в себя компании «Радуга», «Первая Помощь», «Ладушка».

Юридический адрес: Московская область, город Подольск

Дата регистрации: 2002 год

Читайте также:  Карнитин - инструкция по применению

Учредители: Акционерная компания ПАО «Тампо», Мирилашвили Михаил Михайлович, Паникашвили Давид Исаакович, Цейтлин Олег Яковлевич, Стрепетов Вадим Валентинович, Шепель Борис Альбертович, Семенюк Александр Васильевич, Конев Олег Юрьевич.

Президент: Паникашвили Давид Исаакович

  • Уставный капитал: 1 000 000 рублей
  • Основные средства: 621 356 тыс. рублей
  • Выручка: 63 384 563 тыс. рублей
  • Дебиторская задолженность: 18 293 282 тыс. руб.
  • Кредиторская задолженность: 35 244 901 тыс. рублей
  • Чистая прибыль: 415 314 тыс. рублей
  • Чистые активы: 1 755 002 тыс. руб.
  • ИНН – 7726320638

Источники: официальный сайт: http://www.rostagroup.ru/, выписка из ЕГРЮЛ, Росстат (данные финансовой отчетности по РСБУ за 2015 год).

Протек

Закрытое акционерное общество фирма «Центр внедрения «Протек». Группа компаний «Протек» занимается производством, дистрибуцией и розничной продажей через аптечные сети лекарственных препаратов.

Производственно-технологические мощности холдинга соответствуют стандартам GMP.

Юридический адрес: г. Москва

Дата регистрации: 1994 год

Учредители: ОАО «Протек»

Генеральный директор: Погребинский Дмитрий Борисович

  • Уставный капитал: 40 000 000 рублей
  • Основные средства: 1 082 865 тыс. руб.
  • Выручка: 166 578 310 тыс. рублей
  • Дебиторская задолженность: 32 742 113 тыс. руб.
  • Кредиторская задолженность: 69 059 867 тыс. рублей
  • Чистая прибыль: 5 419 719 руб.
  • Чистые активы: 8 094 159 рублей
  • ИНН – 7724053916

Источники информации: официальный сайт компании: http://www.protek-group.ru, выписка из ЕГРЮЛ, Росстат (данные финансовой отчетности по РСБУ за 2015 год).

Катрен

Лидер рейтинга самых крупных фармацевтических компаний – Акционерное общество «Научно-производственная компания «Катрен» – крупнейший российский поставщик медикаментов.

География работы «Катрен» охватывает 85 субъектов РФ, осуществляет доставку более, чем 18 тыс. видов фармпродукции.

Юридический адрес: город Новосибирск

Дата регистрации: 1993 год

Учредители: Конобеев Леонид Валентинович, Спиридонов Владимир Николаевич

Генеральный директор: Конобеев Леонид Валентинович

  • Уставный капитал: 1 млрд. 500 млн. рублей
  • Основные средства: 6 752 880 тыс. рублей
  • Выручка: 182 301 551 тыс. рублей
  • Дебиторская задолженность: 30 155 368 тыс. руб.
  • Кредиторская задолженность: 65 656 588 тыс. рублей
  • Чистая прибыль: 5 790 742 тыс. рублей
  • Чистые активы: 11 103 940 тыс. руб.
  • ИНН – 5408130693

Источники: официальный сайт: http://katren.ru, выписка из ЕГРЮЛ, Росстат (данные финансовой отчетности по РСБУ за 2015 год).

Источник: http://MoneyMakerFactory.ru/spravochnik/farmatsevticheskie-kompaniy-rossii-top7/

Как размазать миллионы

Петр Саруханов / «Новая газета»

Госкорпорация «Роснано» создавалась для продвижения в России высоких технологий, наноиндустрии и новых производств. Ее чистый убыток за 2017 год превысил 5 млрд рублей, в предыдущие годы он был намного больше.

С 2007 года господдержка этой госкорпорации составила около 400 млрд рублей. Но госкорпорация «Роснано» планово убыточное предприятие. Как говорят ее руководители, вложения в новые проекты всегда рискованны.

А если не рисковать и избегать потерь, никаких инноваций не будет.

Проблема в том, что взгляды на инновации у всех разные. И по поводу инвестиций госкорпорации нередко возникают вопросы.

В «Панамском досье» есть данные о том, как топ-менеджер «Роснано» отрекомендовал своего знакомого мальтийскому банку.

Офшорная фирма этого знакомого должна была открыть там счет и заработать на распространении инновационной мази, в разработку которой «Роснано» вложила миллионы долларов.

Любопытно, что ранее клинические исследования показали, что мазь хоть и безвредна, но мало отличается от вещества без явных лечебных свойств — ​то есть пустышки.

В сентябре 2011 года «Роснано» и британский инвестфонд Celtic Pharma создали совместное предприятие Pro Bono Bio (РВВ) со штаб-квартирами в Москве и в Лондоне для производства инновационных лекарств. «Роснано» планировала вложить в него 300 млн долларов (около 19 млрд рублей) и получить чуть меньше 50% предприятия.

По такому поводу высказался даже тогдашний премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон. Он назвал проект «блестящим примером британо-российского сотрудничества в области научных исследований и разработок».

На следующий день после выпуска пресс-релиза в Великобритании хотели начать продажи первого препарата компании — ​наномази Flexiseq для облегчения симптомов артрита. Затем на рынок планировалось выпустить препараты от экземы и псориаза. А впоследствии — ​антигены для лечения гематологических заболеваний и антибиотики нового поколения.

Поскольку задача «Роснано» — ​развивать новые производства в России, компания Pro Bono Bio должна была в течение года заказать производство медицинских препаратов российским предприятиям.

В дальнейшем, совместно с «Роснано», планировалось построить фармацевтический завод. По крайней мере, об этом говорилось в сообщении для прессы.

Там же уточнялось, что цена на инновационную мазь в России будет в два раза меньше, чем в Европе.

Волшебное снадобье

Старт продаж наномази в Великобритании в 2011 году не состоялся. Судя по отчетам группы РВВ, на британский рынок мазь вышла намного позже.

В январе 2014 года появился пресс-релиз о том, что «Pro Bono Bio начинает продажи инновационного препарата в Великобритании».

Дэвид Кэмерон вновь не остался в стороне и мазь похвалил: «Очень хорошо, что сегодня, менее чем через три года, первый препарат компании выходит в продажу и сможет облегчить жизнь 9 миллионов больных остеоартрозом в Великобритании».

Между тем инновационная мазь сертифицируется как «медицинское изделие». Это не лекарство. Вместо действующего вещества в нем используются «фосфолипидные наночастицы», которые призваны помочь больному.

До совместного проекта с российской госкорпорацией Celtic Pharma пыталась привлечь к продвижению мази как лидеров фарминдустрии (включая AstraZeneka, Pfizer и GlaxoSmithKline), так и небольшие компании.

Но инновационный препарат не вызвал у них интереса.

Несмотря на расширение географии продаж мази (сегодня — ​около двух десятков стран), доходы от них продолжают падать (см. инфографику). В надежде внести наномазь в список рецептурных препаратов, за которые полагалась бы денежная компенсация, PBB несколько лет платила за клинические испытания.

Исследование подтвердило безопасность мази, «однако основная цель — ​статистически достоверное снижение болезненности по сравнению с контрольной группой, принимавшей плацебо, — ​не была достигнута», — ​говорится в отчете PBB.

И, например, на американском рынке, на который делали особую ставку, она не смогла получить лицензию.

Что касается России, то мазь можно купить только в интернете за 3000 рублей, доставка — ​«авиакурьером со склада в Берлине». Ни контрактного производства, ни завода за шесть лет не появилось. Но в «Роснано» не отчаиваются.

«Роснано» планомерно реализует стратегию по выводу инновационного препарата на российский рынок. В 2017 году Pro Bono Bio подписала соглашение с одной из крупнейших в России фармацевтических компаний о продвижении продукта на рынке после завершения регистрации.

Соглашение предусматривает дальнейшее производство продукта в России на мощностях данной компании в полном соответствии с международными стандартами качества GMP.

Мы ожидаем, что до конца 2018 года Flexiseq пройдет необходимые этапы регистрации в России и в кратчайшие сроки будет доступен на аптечных полках», — ​заявили в «Роснано». Примерно таким же был пресс-релиз компании в 2011 году.

Кто пытался заработать

В «Панамском досье» среди потенциальных продавцов наномази «Новая газета» обнаружила знакомого одного из топ-менеджеров «Роснано».

В документах юридической компании Mossack Fonseca (MF), которые стали доступны благодаря немецкой газете Suddeutsche Zeitung и Международному консорциуму журналистов-расследователей (ICIJ), есть данные о мальтийской Milanco Trading Limited.

Она была создана в 2014 году «для российского клиента», чтобы продавать наномазь в нескольких европейских странах. Фирма действительно упоминалась среди организаций, с которыми у PBB заключено партнерское соглашение о распространении продукции. В частности, Milancо получала право распространять препараты на территории Италии.

В «Панамском досье» есть данные и о том, сколько Milanco планировала зарабатывать: она хотела покупать препараты у PBB за 8,5 евро и продавать за 13,5 евро.

Из этих 5 евро фирма намеревалась платить 2 евро в адрес Digital Marketing Dubai («за различные услуги»), еще 1,5 евро — ​в адрес неназванного офшора («за то, что компания представила нас PBB и помогла получить эксклюзивность с Flexiseq») и только 1,5 евро оставлять себе.

Конечным владельцем Milanco в файлах MF назван Сергей Балашов из подмосковного Краснознаменска. Он много лет прослужил в Космических войсках, стал полковником. К середине двухтысячных ушел в отставку и с тех пор работает инженером в компаниях, поставляющих различное оборудование. Какое отношение он мог иметь к офшору и распространению мази?

В прошлом Балашов учился в Куйбышевском авиационном институте вместе с Владимиром Ерошкиным — ​отцом одного из бывших менеджеров «Роснано» Павла Ерошкина.

До 2017 года Павел Ерошкин работал на руководящих должностях в «Роснано» и связанных с госкорпорацией предприятиях. Будучи замгендиректора «Роснано Капитал», Павел Ерошкин рассказывал журналистам о запуске PBB в 2011 году.

Он же возглавлял российские компании группы PBB и до прошлого года был директором британской PBB plc.

В телефонном разговоре Балашов подтвердил, что знаком с отцом Ерошкина. Но после вопроса о распространении мази, в которую вложилась «Роснано», связь прервалась. С тех пор связаться с Балашовым не удалось.

Документы MF свидетельствуют, что Павел Ерошкин написал для Балашова рекомендательное письмо, которое требовалось для открытия Milanco счета в мальтийском банке. В письме Ерошкин писал, что работает с Балашовым уже три года и чрезвычайно высокого о нем мнения.

Павел Ерошкин, до которого удалось дозвониться, сказал, что не понимает, «в чем смысл этих вопросов», и отказался комментировать ситуацию.

Поучаствовать в освоении инновационных денег Milanco так и не удалось. Получив рекомендательное письмо Ерошкина, банк стал задавать вопросы — ​о планируемой деятельности Milanco, владельцах и будущих контрагентах. Ответов не последовало, и Milanco осталась без счета. В 2016 году фирма была ликвидирована, так и не начав торговать.

Азиатский подход

Среди распространителей продукции PBB есть известные аптечные сети и малоизвестные фирмы, которые вызывают вопросы.

Например, Green Park Medical Ltd из Малайзии, которая через полгода после создания заключила с PBB соглашение на дистрибуцию препаратов в Юго-Восточной Азии. И сингапурская Asiaseq Pte.

Ltd, которая на своем сайте называет себя эксклюзивным распространителем продукции PBB в регионе. Обе фирмы принадлежат одному человеку — ​Андрею Гарбузу.

Гарбуз назван «послом» группы PBB в июне 2012 года. Он продвигал инновационную мазь по всему миру: дарил ее сенегальским паломникам, а затем в Малайзии запускал азиатские продажи.

В декабре 2017 года он указал в социальной сети Linkedin свою новую должность — ​глава PBB по Азии и рынкам сбыта. Учитывая, что у госкорпорации «Роснано» есть доля в PBB, Гарбуз фактически стал менеджером одной из структур «Роснано».

На июнь 2018 года, по данным реестров, он все еще числился владельцем компаний-дистрибьюторов.

Мы созвонились с Андреем Гарбузом, но комментировать ситуацию он не захотел.

«Ситуация, в которой продукт компании продается через фирму-посредника, принадлежащую топ-менеджеру самой компании, — ​это классический конфликт интересов.

Если речь идет о частной компании, то об этом должны быть уведомлены акционеры, а сами менеджеры должны такого конфликта избегать», — ​полагает замгендиректора «Трансперенси Интернешнл Россия» Илья Шуманов.

«Если же речь идет о работнике «внучки» госкорпорации, то на нее могут распространяться нормы «антикоррупционной политики «Роснано», принятой в 2017 году. Однако она сформулирована таким образом, что дочерние и зависимые общества не принимают на себя обязательств по декларированию конфликта интересов», — ​отмечает эксперт.

Ускользающие финансы

Выяснить, сколько денег «Роснано» потратила на инновационную мазь, непросто. На сайте госкорпорации эта история отсутствует. А с 2014 года «Роснано» не указывает в годовых отчетах затраты на конкретные проекты. Но есть еще документы люксембургской компании Fonds Rusnano Capital S.A., через которую госкорпорация переводила средства.

Изначально «Роснано» планировала вложить в проект 300 млн долларов. Но получилось иначе. «Средства «Роснано» в сумме 150,0 млн долларов, перечисленные в Fonds Rusnano Capital S.A. еще в 2010 году, до настоящего времени в сферу нанотехнологий не инвестированы и продолжают оставаться на счетах Fonds Rusnano Capital S.A.», — ​говорилось в отчете Счетной палаты в 2013 году.

«Таким образом, 311,1 млн долларов США (70,7% выделенных средств), перечисленных «Роснано» в адрес Fonds Rusnano Capital S.A., не используются для целей привлечения иностранных инвестиций в совместные международные фонды нанотехнологий.

Указанные средства размещаются на депозитах в иностранных банках, а также за счет указанных средств осуществляется купля-продажа ценных бумаг различных компаний, в том числе компаний «Алроса», «Эмират Айр», «Евраз Групп» и др.

Читайте также:  Конвульсофин - инструкция по применению

», — ​отмечали аудиторы.

Впрочем, и после заключения аудиторов 150 млн долларов оставались в отчетности компании в графе «невостребованные обязательства». В 2016-м эта графа из отчета исчезла.

«Предположение о нецелевом использовании средств не соответствует действительности», — ​возражают в пресс-службе «Роснано». Там отметили, что объем проекта Pro Bono Bio составлял 300 млн долларов. И «Роснано» должна было вкладывать деньги пропорционально вкладу партнера — ​не более 50%.

Максимальный объем инвестиций «Роснано» в проект составлял 150 млн долларов (это утверждение противоречит отчетности Fond Rosnano Capital, аудиту Счетной палаты и собственному пресс-релизу «Роснано» 2011 года).

Но зарубежному партнеру не удалось привлечь инвестиции в полном объеме, поэтому госкорпорация остановила инвестиции в проект, достигнув паритетного участия. Представитель «Роснано» подчеркнул, что госкорпорации запрещено превышать вклад партнера в соответствии с инвестиционным мандатом.

Оставшиеся средства были возвращены в «Роснано» и направлены на финансирование других инвестфондов.

Пару лет назад, дебатируя с Алексеем Навальным, глава «Роснано» Анатолий Чубайс говорил: «С меня за патенты и фундаментальную науку спрашивать не надо. С меня за заводы надо спрашивать. В том числе и за неудачные».

Заводов в России PBB так и не построила.

Но в «Роснано» опять-таки не теряют оптимизма: «Pro Bono Bio — ​пример успешной инвестиции «Роснано» в зарубежную фармацевтику с продуманной перспективой локализации уникального медицинского препарата на российском рынке. Фонд Pro Bono Bio будет полностью соответствовать стратегии «Роснано» за рубежом: создание продукта мирового уровня с последующим трансфером технологии в Россию».

Все эти годы группа PBB была убыточной, а уменьшение стоимости ее активов выглядит драматически. В 2015 году ее активы оценивались в 745 млн фунтов. А в 2016-м — ​уже в 223 млн фунтов. То есть за год группа потеряла примерно 43 млрд руб.

(по нынешнему курсу). Это больше 70% всей стоимости. У группы изначально практически не было материальных активов — ​недвижимости, станков и оборудования. PBB не занималась созданием своего производства, заказывая мази стороннему производителю.

В результате все, чем располагала группа, — ​это «нематериальные активы»: лицензии, права на разработку, торговые марки и интеллектуальная собственность. Однако стоимость таких активов складывается из оценки потенциальных перспектив продукта. Если в итоге продукт не проходит клинические испытания, оказывается не интересен покупателям — ​компания получает немедленные убытки.

В 2017 году PBB оказалась на грани банкротства, поскольку не могла выплатить проценты по кредиту в 15 млн фунтов, взятому в 2015-м у канадской Knight Therapeutics. На помощь пришла «дочка» «Роснано» — ​люксембургская Fonds Rusnano Capital S.A.

Она выкупила долги у канадцев и добавила несколько миллионов от себя. В целом в 2017 году «Роснано» направила на спасение PBB более 18 млн фунтов (около 1,5 млрд рублей).

Поскольку обслуживать эти долги группа по-прежнему не могла, «Роснано» согласилась перенести 80% выплат на 2020 год.

Предоставленных «Роснано» займов хватит лишь на то, чтобы продолжать продавать мазь до конца 2019 года, говорится в отчете PBB. Все эти годы продажи мази приносят меньше, чем тратится на ее производство и административно-хозяйственные расходы.

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/06/77066-kak-razmazat-milliony

Стали известны подробности хищения средств портфельной компании «Роснано» :: Общество :: РБК

Рустам Атауллаханов, учредитель компании «НТфарма» — портфельной компании «Роснано», вывел 475 млн руб. при строительстве фармацевтического производства в Ярославской области в кипрский офшор, установило следствие

Рустам Атауллаханов (Фото: Дмитрий Серебряков / ТАСС)

В четверг, 12 октября, Басманный суд Москвы продлил до ​середины ноября срок ареста бывшему мэру Переславля-ЗалесскогоДенису Кошурникову, учредителю «НТфарма» Рустаму Атауллаханову и срок домашнего ареста гендиректору «НТфарма» Евгению Султанову. Об этом сообщила РБК пресс-секретарь Басманного суда Юнона Царева. Всех троих обвиняют по делу о хищении средств «Роснано».

«В соответствии с постановлением суда мера пресечения в отношении обвиняемых Султанова, Атауллаханова и Кошурникова продлена до 16 ноября», — сообщила  Царева.

«Следствие собрало доказательства причастности 43-летнего жителя Подмосковья Рустама Атауллаханова к хищению 475 млн руб. у госкорпорации «Роснанотех», входящей в состав акционерного общества «Роснано», — рассказал источник РБК в ГУ МВД Москвы. Предприниматель действовал через директора компании «НТфарма» Евгения Султанова, которо​го он назначил на эту должность, рассказал собеседник РБК.

«Роснано» выделяло деньги на строительство в Ярославской области производства вакцин и терапевтических биопрепаратов. Средства поступили на счета «НТфармы» по инвестиционному договору: в качестве вклада в уставный капитал, а также в качестве займа в рамках этого договора, сообщил источник РБК, знакомый с ходом расследования. Производство построено не было.

«Деньги были переведены на счета подконтрольных Атауллаханову компаний «Медэзрин», «Биокон», «Биотестлаб», «Биомед инвест», «НПО Синтез», «Стройпроект» по договорам о финансировании научно-исследовательских, опытно-конструкторских, строительно-монтажных работ, а также по договору закупки оборудования», — рассказал источник, знакомый с материалами уголовного дела.

По данным следствия, счета этих компаний контролировались доверенными людьми Рустама Атауллаханова и находились в коммерческих банках — Гринфилдбанке, «Природе», а также Транскредитбанке.

Чтобы скрыть следы хищения, Атауллаханов совершил ряд финансовых операций — деньги перевели по договорам брокерского обслуживания на счета кипрской офшорной компании Sarsfield Ventures Limited в банке Bank M2M Europe AS.

В ноябре 2016 года Басманный суд Москвы арестовал главу Переславского района Дениса Кошурникова, а также учредителя «НТфарма» Атауллаханова, поместив их на два месяца под стражу. Евгений Султанов был отправлен под домашний арест решением того же суда. ​

Согласно данным «СПАРК-Интерфакса», АО «Роснано» владеет 49% уставного капитала ООО «НТфарма», 20,35% принадлежит кипрской компании «Кавертон Прайвит Кэпитал Лимитед», 20,3% — коммерческой компании «Пром-Би» (Москва) и 10,35% — кипрской компании «Сарсфилд Венчерз Лимитед».

В 2010 году «Роснано» инвестировало в компанию «НТфарма» более 1 млрд руб. в строительство производства фармацевтики в Переславском районе Ярославской области. Строительство должно было начаться к сентябрю 2012 года, но проект не был реализован, а выделенные средства были растрачены. Об этом говорится в официальном сообщении Следственного комитета России (СКР).

В 2011 году Султанов и Атауллаханов купили у подконтрольной главе Переславского района Денису Кошурникову компании «Протэкт» земельный участок, расположенный на территории национального парка «Плещеево озеро», с целью имитации выполнения работ.

Кошурников тогда дал разрешение на строительство без письменного согласования с Минприроды России.

«В результате строительства, которое велось на основании незаконного разрешения, был причинен невосполнимый вред объектам растительного мира в охранной зоне национального парка «Плещеево озеро», — говорится в сообщении СКР.

В пятницу, 13 октября, официальный представитель Следственного комитета России Светлана Петренко сообщила, что бывшему мэру Переславля-Залесского Денису Кошурникову предъявлено обвинение в окончательной редакции по п. «в» ч. 3 ст.

286 УК РФ (превышение должностных полномочий главой органа местного самоуправления с причинением тяжких последствий) и завершены следственные действия.

Участники уголовного судопроизводства приступят к ознакомлению с материалами уголовного дела, добавила Петренко.

«В ближайшее время будет также предъявлено обвинение в окончательной редакции еще двум фигурантам этого уголовного дела: учредителю и генеральному директору ООО «НТфарма» Рустаму Атауллаханову по ч.

4 ст. 160 УК РФ и п. «б» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ (растрата, легализация денежных средств, полученных в результате совершения преступления) и Евгению Султанову по ч. 4 ст. 160 УК РФ», — говорится на сайте СКР.

В изначальной версии новости содержалась некорректная информация о задержании Рустама Атауллаханова. Рустам Атауллаханов все время следствия находился под арестом.

— В 2013 году в ходе проверки Счетная палата нашла в «Роснано» нарушения, на основе которых было возбуждено четыре уголовных дела о злоупотреблении полномочиями, мошенничестве и других преступлениях.

Бывшего главу госкорпорации Леонида Меламеда, ее финансового директора Святослава Понурова и заместителя Меламеда Андрея Малышева обвинили в хищении средств в особо крупном размере.

Малышев покинул Россию, а Меламед и Понуров находятся под домашним арестом. Расследование продолжается.

— В конце 2013 года «Роснано» потеряло более 738 млн руб. после отзыва ЦБ лицензии у Смоленского банка. В июне 2017 года в Москве задержали управляющего директора по инвестиционной деятельности «Роснано» Андрея Горькова.

Его подозревают в том, что он в период с 2011 по 2013 год финансировал деятельность ООО КБ «Смоленский банк», размещая в нем денежные средства под видом расчетно-кассового обслуживания. Горьков арестован до 9 ноября 2017 года и находится в СИЗО.

Расследование продолжается.

Источник: https://www.rbc.ru/rbcfreenews/59e48b6d9a79474eb91a0027

Как «Роснано» зарабатывает на фармацевтическом рынке

«Роснано» попытается заработать на фармацевтике: газета «Коммерсант» и информационный портал Subscribe.ru сообщают, что корпорация планирует выставить на продажу свою долю в ПАО «Фармсинтез».

Акционерное общество занимается производство и распространением активных фармацевтических субстанций, преимущественно для лечения онкологических, гинекологических и инфекционных заболеваний.

На данный момент «Роснано» владеет долей в размере 37 процентов в «Фармсинтезе».

В 2013 году корпорация получила акции компании в обмен на инвестиции в размере 1,19 миллиарда рублей в комплекс по производству препаратов для лечения онкологических заболеваний и рассеянного склероза.

Однако компании такой проект, по-видимому, оказался не по силам: несмотря на то, что производственный комплекс успешно работает, с 2015 года «Фармсинтез» стал убыточным предприятием. По итогам 2016 года чистый убыток производителя составил 280,58 миллионов рублей при выручке 361,52 миллиона.

Несмотря на это, «Роснано» надеется выйти из проекта «с приемлемым уровнем доходности», то есть получить за долю в «Фармсинтезе» больше, чем 1,19 миллиарда.

Для этого даже готовы подождать благоприятных условий, правда, когда они сложатся и сложатся ли вообще в ближайшие годы – неясно.

Эксперты уверены – единственные, кого может заинтересовать доля в таком проблемном активе, это нынешние акционеры компании.

Что интересно, «Роснано» – единственный российский акционер этого стратегически важного предприятия. Доли в «Фармсинтезе» также есть у эстонской AS EPhaG и американской OPKO Pharmaseuticals LLC. И едва ли переход одного из старейших, хотя и убыточных, российских производителей лекарств полностью в иностранную собственность отвечает долгосрочным интересам страны.

С момента создания корпорации «Роснано» уделяет много внимания фармацевтическому рынку. Хотя инвестиционная стратегия госкомпании по этому направлению выглядит довольно суетной. Самым удачным вложением стали акции «Ниармедик фарма» – производителя противовирусного препарата «Кагоцел», которые в 2013 году «Роснано» удалось продать с 40-процентной доходностью.

Вот только едва ли такой успех был бы возможен, если бы продвижением главного продукта компании не занималась на тот момент действующий министр здравоохранения Татьяна Голикова.

Тот же «Фармсинтез», уверены специалисты, мог бы стать гораздо более привлекательным активом при наличии должной государственной поддержки.

Особенно учитывая, что большинство препаратов, которые он производит, на широкий рынок не поступают, а закупаются для стационаров.

Кроме того, у «Роснано» есть доля в ООО «НТфарма», причем в октябре Федеральная антимонопольная служба одобрила ее увеличение до контрольного пакета в 55 процентов, и в ООО «Нанолек».

Совместно с американским венчурным фондом Domain Associates LLC госкомпания является учредителем «Новамедики», а еще выступает соинвестором в американских разработчиках лекарств Selecta Biosciences, BIND Biosciences, Cleveland BioLabs.

Источник: https://capitalportal.ru/sdelki/kak-rosnano-zarabatyvaet-na-farmacevticheskom-rynke.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector